НЕ МЕШАЙТЕ МНЕ ИГРАТЬСЯ С МОИМИ КЛОНАМИ
Павел Павлов


Noli tangere circulos meos.
(Archimedes)

- Ты играешь все свои роли, как дешевый лицедей. Но ради чего тебе нужны все эти превращения?
- Знаешь, во первых, я не доверяю ни одному шпиону, я доверяю только самому себе. Во-вторых, это заставляет меня по-новому смотреть на жизнь. Когда я становлюсь лицедеем, я убегаю от самого себя и стараюсь быть честным в каждой роли - конечно, до тех пор пока я ее играю.
(Р. Говард)

Начну с чистосердечного признания. Оно, как говорят, смягчает вину. Хотя я не чувствую за собой никакой вины.
Итак - я без ложной скромности попользовался возможностями сайта ПРОЗА.РУ и зарегистрировал на нем почти полтора десятка «клонов». Не хочу называть их поименно, поскольку, повторюсь, я не раскаиваюсь ни в чем, и цель моя в другом - объяснить свою позицию и рассказать о своем, смею надеяться, не вполне заурядном опыте.

Неоднократно уже раздавались голоса, осуждающие использование клонов. Нашлись и такие радикалы, которые как Питер Свирь, призвали заблокировать возможность клонирования. Несомненно, наличие такой возможности создает соблазн различного хулиганства типа ругани, скрытой клоном-маской, а также самовосхваления при помощи клонов-рецензентов.
Что касается лично меня, то я могу принести клятвенные заверения, что, во-первых, клоны мои никогда и никого не обхамили, во-вторых, я и так получаю достаточное количество рецензий, чтобы тешить свое самолюбие попаданием моих текстов в недельные "топы".

Перейдем теперь к самому интересному - что же дают мне все эти клоны, для чего городился этот огород? Началось все, в общем-то, стихийно, с ощущением даже некой запретности, а то и "греховности" совершаемого. Практически из простого любопытства, по принципу "а почему бы и нет". Однако очень быстро я обнаружил, что создание клона чем-то сродни созданию литературного персонажа или даже актерской работе. Нужно выйти за свои рамки, за рамки той личности, которую ты привык считать своей и повседневно демонстрировать окружающим. Есть, конечно, актеры, которые всю жизнь играют самих себя, иногда даже с блеском, но обычный их потолок - сцена любительского театра. Нужно совершить некое открытие внутри самого себя - и тут работа на публику оборачивается встречей с самим собой, узнаванием чего-то нового о себе. А когда клон начинает сочинять произведения (иногда чуть ли не десятками), рецензирует других авторов, ввязывается в какие-то отношения, то неизбежно идет дальнейшее развитие и углубление полученного знания. Клоны многолики, и в каждой роли нужно быть убедительным, иначе не стоило и огород городить. Но... с какого-то момента я вдруг обнаружил, что игра вышла за рамки чистой игры, клоны зажили самостоятельной жизнью, не все конечно... Но некоторые из них выдавали такие откровения, на которые я, в рамках своего основного ника, известного людям, меня окружающим, возможно, никогда бы не решился. Однако эти болтливые друзья человека произвели основательную чистку завалов подсознания. Кое-что из их сочинений прошло практически незамеченным, кое-что получило резонанс, но главное - для меня - в другом - при помощи этих клонов я получил основательное магически-психотерапевтическое (каждый волен воспринимать любой из членов этого определения как метафору, в соответствии со своими взглядами) воздействие. Если бы даже сегодня меня за "грехи" целиком и полностью отключили от сайта proza.ru, я бы сказал, что выхожу я из этих вод другим писателем, другим человеком, не таким как я сюда вошел пять месяцев назад.
Вспоминаю один эпизод, относительно недавний, примерно совпадающий по времени с моим появлением на сайте. В одном частном диалоге я гневно высказался по поводу тех мужчин, которые пользуются женскими никами. У них, мол, не все в порядке с ориентацией. Что я на это скажу сейчас? То высказывание было проявлением примитивного "мачизма", наивной уверенности в необходимости по каждому поводу и без оного демонстрировать свою мужественность. Но ведь доказывают обычно то, что считают находящимся под сомнением. Сейчас же создание женского клона мне представляется, с одной стороны - хорошей актерской работой, с другой - едва не алхимическим процессом.
Впрочем, не один я упражнялся с клонами и авторством. Интересным по замыслу - не по воплощению - экспериментом, в котором мне не довелось поучаствовать, были Литературные шахматы с их множественным авторством. Запомнилась самопрезентация одного из телепузиков, где-то в рецензии на Рафиева, "в молодости я тоже с бандюганами терся ... а потом мутировал и превратился в зеленого уродца". Да и Федоренко К., если абстрагироваться от качества текстов, персонаж небезынтересный. Во-первых, декларировалось двойное авторство, во-вторых, размытая половая принадлежность. Впрочем, бог с Федоренко К. ... Вернемся к моим идеям.
Возможны и вовсе диковинные эксперименты. Правда, эффект их чисто внутренний, но не все же работать на публику. Представьте себе, что вам попались произведения некоего автора, которые в чем-то напомнили ваши собственные, уже существующие, или те, которые только хотелось бы написать. А теперь представьте, что это - ваш клон, только пароль начисто вами позабыт. Вчитайтесь в "свои" произведения, вслушайтесь, вживитесь в них. Вы непременно узнаете о себе что-то новенькое.
Еще один интересный момент - можно проанализировать, что и как я представляю на всеобщее обозрение. Какие у меня ники, логины, пароли... Скрывается ли в них какой-то смысл... Какие фотографии я ставлю (у меня, допустим, долго вообще ничего не было, потом поставил прыгающего кота; наиболее естественно было бы поставить свою настоящую фотографию, но таковой - более-менее свежей - у меня нет)... Интересен в этом смысле Геннадий Генераленко/Ежикин папа, который ставит картины с обнаженными женщинами. А еще - как называются мои почтовые ящики и что я ставлю в виде настоящего имени и возраста автора. Ставлю, признаться, иногда откровенный бред.

Думал я и о перспективе процесса. Неужели создание новых и новых клонов обратится в дурную бесконечность? Как мне сейчас представляется, в будущем - близком или отдаленном, внутренняя потребность, импульс к созданию новых клонов иссякнет, поскольку основная авторская личность сможет озвучивать все, что захочет сказать, не прибегая к маскам-клонам. Мало того, представляется возможным и такой результат как снятие масок - передача всех принадлежащих клонам произведений одному - центральному - лицу. Это, насколько я понимаю, зависит от моей степени принятия себя во всех своих проявлениях, каковую, конечно, хотелось бы увеличить поелику это будет возможным. Ведь принятие себя - это, пожалуй, необходимое условие для душевного равновесия и сколько-нибудь эффективной деятельности.
(В малой степени я такой шаг уже осуществил, когда забрал у Павла Павлова дубль два - есть и такой клон - его "10 000 и одну ночь" и "Сайта ПРОЗА.РУ не существует". Был такой момент, когда мне, как Павлу Павлову, захотелось раздвоиться. Но потом я решил, что это слишком смахивает на шизофрению.)

Итак, я считаю, что клоны сами по себе - явление ни вредное, ни полезное, все зависит от меры и способа их использования, подобно тому, как сулема или морфий могут оказаться и ядом, и лекарством. А потому, никак не возражая против ликвидации отдельных хулиганствующих клонов, да будут их имена преданы забвению, я призываю ни в коем случае не отказываться от существующей системы, при всех ее возможных недостатках. Моральный же ригоризм таких авторов, как Питер Свирь, при всем моем к нему уважении представляется мне стремлением ради скромных добропорядочных удобств ограничить диапазон творческого и духовного поиска.