Елена РУДЕНКО.

Антуан Сен-Жюст довольно прохладно относиться к моим произведениям. Я спросила его, чем ему не угодили мои рассказы. 
-- Дело в том, Светик, - сказал он важно. - У тебя слишком много действующих лиц, и разбираться с алиби каждого из них очень утомительно. Еще у тебя почему-то убийца всегда самый не подозреваемый!
-- Так было на самом деле, - ответила я. - Я пишу правду! Просто жизнь очень сложная штука, и самый порядочный на вид человек часто оказывается дрянью. 
-- А ты припомни какой-нибудь случай, где мало действующих лиц и каждый подозревается одинаково, - предложил Антуан. - Но самое ужасное в твоих рассказах - вульгарный стиль!
-- Увы, со стилем я ничего поделать не могу, - вздохнула я. - А вот историю с небольшим количеством подозреваемых припоминаю. Эта история мне очень напоминает роман Прево "Манон Леско". Конечно, тот случай не точная копия романа, но кое-какие совпадения есть. Особенно характеры действующих лиц!
-- Макс тоже расследовал этот инцидент? - спросил Антуан. 
-- Да, - кивнула я. - И очень успешно. Я попробую описать этот случай. 
-- Бедный Максимильен, - покачал головой Сен-Жюст. - Как он терпит твои глупости! 
-- Терпит, - ответила я. - Ведь я описываю все точно и четко. 
На этом я закончила свои препирательства с Антуаном Сен-Жюстом и принялась писать рассказ, который назвала. 

МАНОН ЛЕСКО.

Однажды дядюшка Мадлен получил письмо от своего старого друга маркиза Г-М. Письмо пришло за обедом, но ради дружбы барон Таверне приостановил свою трапезу и распечатал конверт. 
-- Мадлен, дорогая! - воскликнул он. - Ты помнишь маркиза Г-М и его сына? Я брал тебя с собой погостить к ним, тебе тогда было... кажется, десять лет. 
-- Припоминаю, - мрачно ответила племянница. 
По ее помрачневшему взору я сразу понял, что воспоминания эти отнюдь не радостные. 
-- Он хочет, чтобы его сын женился, - продолжал барон. - И просит тебя приехать к ним погостить... Мадлен, ты меня слушаешь!?
-- Да, - вяло отозвалась красотка. - Его сын хочет жениться... а я тут при чем?
-- Мой друг рассматривает тебя как очень хорошую кандидатку в жены своему сыну, - пояснил барон. - Мадлен, родненькая, ты же меня не слушаешь!
-- Я слушаю, - возразила Мадлен. - Он хочет, чтобы я... о боже! Какой кошмар!
Мадлен наконец осознала весь ужас сказанного дядюшкой. Она резко вскочила со стула, опрокинув тарелку. 
-- Я думаю, Мадлен уже сама может выбирать себе женихов, - вступился я за нее. - К тому же отдавать свою племянницу сыну какого-то Г-М только из-за того, что вы с ним друзья... 
-- А вы помолчите, мсье судья, - перебил меня Таверне. - Во-первых, вас наши семейные дела не касаются. Во-вторых, мой друг не "какой-то Г-М", а маркиз Г-М. В-третьих, я не заставляю Мадлен выходить замуж за его сына.
Ренар вздохнула с облегчением. 
-- Спасибо, дядюшка, - поблагодарила она. 
-- Но тебе следует навестить маркиза, - твердо сказал барон. - Пойми, он очень меня просил, чтобы ты приехала. 
-- Ни за что! - гордо ответила Мадлен, тряхнув кудрями. - Я терпеть не могу старого развратника маркиза Г-М, а его сына тем более!
-- Ты же видела их всего один раз, - удивился дядюшка. 
-- Мне этого одного раза вполне хватило, - Ренар была непреклонна. - Этот сынок маркиза болван и сноб. Мой знакомый Жорж Дантон про таких говорит...
-- Не надо! - перебил барон, примерно догадываясь, что мог сказать Жорж. - Ты ведь виделась с сыном маркиза очень давно... Он мог измениться... 
-- Это вряд ли! - уверенно ответила красотка. - Но раз ты этого хочешь, дядюшка, я съезжу к этому маркизу в гости. Но замуж за его сына не выйду. 
-- Вот и умница, - обрадовался барон. 
Было решено, что Мадлен едет завтра к маркизу Г-М. Красотка решилась на этот подвиг, чтобы не волновать дядюшку с больным сердцем
У меня как раз намечалась деловая поездка в Париж, и я взялся сопровождать красотку, чем очень обрадовал барона. С тех пор, как я заполучил должность судьи, отношение дядюшка Мадлен ко мне в корне изменилось в лучшую сторону. 

В пути у нас возникла досадная задержка, отлетело колесо. Так что к маркизу Г-М, мы прибыли только к часу ночи. 
Маркиз Г-М жил на окраине Парижа в огромном особняке, который заметно выделялся на фоне остальных своими размерами. Это строение несмотря на пышность выглядело уродливым и мрачным. 
-- Ужасное здание! - сказала мне Ренар. - Огромное и страшное! Не люблю такие. Если в одном крыле этого дома кого-то убьют, то в другом об этом ничего не узнают. 
-- Это точно, мадам, - согласилась камеристка Дорина, которая всегда сопровождала Мадлен в поездках. - Этот дом действительно жутковат. Особенно ночью. 
-- Все, наверное, уже спят! - воздохнула Мадлен. - Хотя, возможно, старикашка опять пошел искать девиц с неустойчивой моралью. Он знает наизусть все злачные места Парижа! 
Мадлен выпрыгнула из кареты и поспешила к дому. Я пошел за ней. Путь нам преградили огромные ворота, состоящий из высокой литой решетки с толстыми прутьями. Ворота были гостеприимно распахнуты, они приглашали любого посетить парк маркиза. Именно так и поступил мой пес Герцог. Он влетел в парк, напугав Мадлен своим лаем. 
- Ворота на ночь не запирают, чтобы господа не наткнулись на эту преграду, когда будут поздно возвращаться домой - пояснила мне Ренар. 
Парадная дверь особняка тоже была не заперта. Мне это стало казаться подозрительным. -- Какие неосторожные! - воскликнула красотка. - Их когда-нибудь ограбят! Сейчас мы их разбудим!
В передней было темно. Я ничего не видел перед собой. Зрение у меня слабое, и моим глазам требуется много времени, чтобы привыкнуть к темноте. 
-- Есть здесь кто-нибудь!? - закричала Мадлен. 
Ответом ей было эхо, которое жутко отозвалось где-то под высоким потолком. Ренар вздрогнула и прижалась ко мне. 
-- Прислуга у них всегда отличалась особой ленью, - процедила она сквозь зубы. - Хозяева где-то гуляют, вот слуги и уснули как ежи зимой! Все они... 
Мадлен не договорила, ее голосок дрогнул. Рука Ренар вцепилась в мою руку мертвой хваткой. Я почувствовал, как ее ногти врезаются в мою ладонь. 
-- Там лежит человек! - закричала Мадлен. - У лестницы! Смотрите!
Мои глаза уже понемногу привыкли к темноте, и я понял, что красотка говорит правду. 
Я зажег свечи и принялся рассматривать тело. 
-- Вы знаете его? - спросил я. 
-- Да, - ответила Мадлен. - Это старый маркиз Г-М. Он, наверное, упал с лестницы. 
Ренар больше не могла устоять на ногах, она уселась на ковер, облокотившись спиной о стену. 
Я заметил на одном из столбиков, которым начинались перила лестницы, изящную фарфоровую вазочку с причудливой крышкой. На другом столбике такой же вазы не было, она валялась на полу разбитой. Не похоже на то, чтобы старик столкнул ее при падении. Я огляделся, большое окно рядом с дверью было разбито. Причем таким образом, чтобы через него мог кто-то проникнуть. Создавалось впечатление, что в доме побывали грабители. 
Мои размышления прервали Дорина с кучером. Они влетели в дом, о чем-то весело болтая. Вернее, болтала Дорина, а кучер, который тащил тяжеленный чемодан, что-то пыхтел ей в ответ. Но вся веселость слуг тут же исчезла, когда в тусклом свете свечей их взору предстал труп, который лежал ничком у ступенек.
-- По-моему, надо сходить за полицией, - сказал я. 
-- Зачем? - очнулась Мадлен. - Он же просто упал с лестницы. 
Я молча указал ей на разбитое окно. 
-- Воры! - воскликнула она. - Но ведь дверь была открыта!
-- Может, они удрали через дверь, а вошли через окно, - предположил я. 
-- Но почему через парадную? - спросила Мадлен. 
-- Если идти через черный ход, то можно разбудить слуг, - ответил я, припомнив планировку подобных домов. - А все, что делается в парадной передней таких домов, не слышно в других комнатах. Поэтому, ускользнуть ночью через парадную дверь легче. 
-- А почему они влезли в это окно? - не унималась Мадлен. 
-- Дорогая, - ласково сказал я. - Увы, я не могу вам этого объяснить... пока. Я очень устал, к тому же я ничего не знаю о том, где ваш друг хранил свое добро. 
-- А как они его убили? - настаивала Мадлен. 
-- Могу только предположить, - ответил я. - Старик встретился с грабителями, они его толкнули... Он упал с лестницы, а для человека преклонных лет это очень опасно. 
Мадлен задумалась и на время перестала задавать мне вопросы. Полицию мы ждали в полной тишине. Как ни странно полицейские прибыли вовремя. Все-таки кража в доме самого маркиза Г-М заставила их поторопиться. Во главе прибывших полицейских был мой друг лейтенант Крон, который был очень рад нашей встрече. 
Ренар радостно пересказала полицейскому, как мы нашли тело. Крон внимательно выслушал нас, потом велел своим людям разбудить всех домочадцев. 
В доме оказались только слуги, которые давно легли спать. Куда ушли господа, они не знали и, судя по всему, не хотели знать. 
-- Придется ждать хозяев, - вздохнул Крон, поглядывая на часы. - Надеюсь, они скоро придут. Уже утро наступает. 
Ждать мы решили в гостиной. Мадлен велела повару маркиза приготовить что-то поужинать. 
-- Если честно, повар у них готовит не очень хорошо, - сказала она. - По-моему, он сознательно не докладывает в блюда продукты. Удивляюсь, почему маркиз его до сих пор не выгнал. 
-- Может, этот повар не требует большого жалования, - предположил я. - И маркиз хотел сэкономить. 
-- Пожалуй, вы правы. Хорошо, хоть дядя не поехал, - вздохнула Мадлен. - Ему вредно волноваться. Мало того, что в этом доме еда ужасная, так еще кто-то маркиза с лестницы скинул. 
Через час мы были вознаграждены за наше ожидание. В гостиную вошел молодой хозяин дома, который теперь после смерти отца стал маркизом де Г-М. Слуги ему уже сообщили все новости, поэтому Крону не пришлось объяснять причину своего визита. 
-- Я и мои люди хотели бы осмотреть дом, - сказал Крон. - Надо проверить, действительно ли пропало что-то ценное. Мы не могли начать без вашего разрешения. Надеюсь, вы не имеете ничего против обыска?
Аристократ не возражал. Судя по физиономии, он был поражен случившимся и не мог ничего сказать. 
Крон предполагал долгий и нудный обход огромного дома. Но, к счастью, ему повезло. Сын убитого быстро обнаружил пропажу в своей комнате. Исчезли драгоценности из комода, замок которого был безжалостным образом взломан.
-- Легкомысленно хранить ценности в подобном шкафчике, - сказал Крон. - Любой из слуг мог взломать его и украсть все содержимое. На какую сумму драгоценностей там хранилось?
-- Около пятидесяти тысяч ливров, - ответил молодой маркиз Г-М. 
Крон присвистнул. Сумма была очень солидной. Конечно, надо учитывать склонность обворованных людей преувеличивать размер пропажи, но даже половина этой суммы - деньги не малые. 
-- Где вы были в этот вечер? - спросил его Крон. 
-- Как вы смеете задавать мне подобные вопросы!? - возмутился Г-М. 
Лейтенант за время своей службы уже повидал подобных гордецов, и они его всегда очень сильно раздражали. Полицейский устал уговаривать их поверить в благородство полиции и безбоязненно раскрыть свои тайны. 
-- Тут дело серьезное, - сказал Крон сурово. - Мы должны все точно знать. Это может помочь нам отыскать воров. 
Маркиз задумался. 
-- Вы правы, - согласился он. - Может быть, мое злоключение имеет отношение к делу. Со мной произошла отвратительная история, двое полицейских задержали меня на несколько часов без каких-либо на то оснований. Они угрожали мне пистолетом, как самые настоящие бандиты. Им явно кто-то заплатил за эту услугу. 
-- Вы знаете их? - спросил Крон. 
-- Нет, я даже лиц их не запомнил, - вздохнул Г-М. 
-- Может, это и были переодетые бандиты! - вмешалась Мадлен. - Такое часто в газетах пишут. 
-- Вполне может быть, - кивнул полицейский. - Они вполне могли быть соучастниками грабителей. Им надо было задержать вас на какое-то время, пока их сообщники воровали драгоценности. 
На этом Крон решил завершить допрос маркиза, но зная мою любовь к расследованию преступлений, поинтересовался нет ли у меня каких-нибудь вопросов к аристократу. Вопросы у меня были. 
-- Ваш отец намеревался остаться дома? - спросил я. 
-- А это еще зачем!? - вскричал Г-М. - Оставьте моего отца в покое! Кто этот голодранец?
-- Я судья Арраского округа, мсье, - ответил я спокойно. 
Г-М удивился и присмирел. 
-- Он должен был уйти по делам, - ответил маркиз. - Но, наверное, что-то заставило его вернуться. 
-- Знаем мы его дела, - проворчала Мадлен. - Такого старого развратника свет не видывал! 
-- Не смейте так говорить о моем отце, мадам! - вступился за папочку сынок. 
-- Действительно, оставим биографию покойного маркиза в покое, - согласился Крон. - Это не важно. 
-- Еще как важно, - возразил я. - Может быть, именно те господа или дамы, к которым направлялся покойный Г-М были сообщниками воров. Обычно крупные кражи продумываются тщательно и многими людьми.
Г-М покраснел и протянул нам карточку с адресом какого-то дома терпимости, судя по всему, паренек и сам был завсегдатаем этого заведения. Крон с омерзением взял этот предмет. Полицейский хотел было поделиться со мной своим мнением об этих заведениях, но его перебила Мадлен. 
-- Смотрите, что я нашла! - гордо воскликнула она. 
Ренар подняла с полу маленький ключик. 
-- Вы позволите, мадам? - спросил Крон, осторожно отнимая у нее находку. 
-- Это ключ от комода с драгоценностями! - пояснил Г-М. - Это он. 
Я посчитал странным то, что грабители, имея ключ, взломали шкафчик. Но его мог раньше обронить сам Г-М, а в темноте бандиты вряд ли могли его обнаружить. 
-- Где вы хранили этот ключ? - спросил полицейский. 
-- За рамой этой картины, - ответил маркиз. - Об этом знал только я и мой отец. 
-- Об этом могли узнать слуги! - перебил его Крон. - Все слуги любят поболтать, а некоторые из них сами готовы обворовать своих господ. 
-- Наши слуги имеют хорошие рекомендации, - возразил Г-М.
-- А рекомендации легко подделать, - вмешалась Мадлен. - И я думаю, они это в свое время умело сделали. Разве можно назвать хорошими слугами этих лентяев!
Наш разговор прервал приход девушки, которая бесшумно проскользнула в комнату. Она быстрым шагом подошла к маркизу, даже не обратив на нас внимания. 
-- Где ты была? - спросил ее Г-М сурово. 
-- Я потом расскажу, - ответила она, окинув взглядом собравшихся. - Когда мы будем одни. 
Ее голосок дрожал, она явно волновалась. 
-- А кто эта юная дама, - поинтересовался Крон, кивнув в сторону перепуганной девушки. 
-- Вам обязательно надо лезть в мою личную жизнь? - проворчал Г-М, беря мадмуазель за руку. 
-- Обязательно, - коротко ответил Крон. - Если, конечно, вы хотите отыскать ваши драгоценности... но мы не настаиваем. 
-- Она моя... она... - начала Г-М неуверенно. 
-- Любовница! - закончила Мадлен. - Называйте вещи своими именами!
-- Она живет с вами? - спросил полицейский. 
-- Да, - пробормотал маркиз, краснея. 
-- Я могу вам задать несколько вопросов, мадмуазель? - обратился Крон к девушке. 
Она кивнула. 
-- Как ваше имя? - спросил Крон. 
-- Манон Леско, - ответила она, трогательно потупив глазки. 
Девушка пыталась кокетничать с полицейским, но из-за страха у нее это получалось довольно жалко. Даже представиться стоило Леско больших трудов, так ей было страшно. 
-- Не бойтесь, - мягко сказал Крон. - Никто вас вешать или колесовать не собирается. Я вам хочу задать несколько безобидных вопросов. Вы давно живете у мсье Г-М?
-- Как вы смете!? - попытался влезть маркиз. 
-- Мсье, на подобные вопросы вам придется отвечать в суде, - перебил его лейтенант. - Привыкайте! И так, мадмуазель... 
-- Я живу здесь около недели, - ответила девушка. 
-- Понятно... а зачем вы отлучались этой ночью? - поинтересовался Крон. 
Девушка задрожала еще больше. Ее взгляд скользнул по лицу Г-М. 
-- Я ходила навестить друга, - ответила она неуверенно. - Он болен. 
-- Как имя вашего друга? - спросил Крон прямо. 
-- Шевалье де Грие, - ответила она. 
Я заметил, как Г-М окинул любовницу испепеляющим взглядом. 
-- И вам понадобилось навещать его именно ночью? - с большим трудом скрывая иронию, спросил полицейский. 
-- Хватит! - перебил Г-М. - Это уже лишнее! 
На этот раз Крон согласился. Пришла моя очередь допросить Манон Леско. 
-- В каком часу, примерно, вы покинули дом? - спросил я. - Это очень важно. Мы должны установить предполагаемое время, в которое пришли воры. 
-- Было примерно десять часов, - сказала она. - Я получила записку от друга де Грие, в которой тот просил меня приехать.
-- Вы сохранили эту записку, мадмуазель? - спросил я. 
-- Нет, - невинно ответила девушка. 
-- Это естественно! - пробурчал Крон. 
-- А чем был болен ваш друг? - задал я новый вопрос. 
-- У него была лихорадка, - отрапортовала Леско. 
-- Понятно, спасибо за беседу, мадмуазель, - поблагодарил я. 
После господ предстоял разговор со слугами. Никто из них не сбежал, что очень удивило Крона. Он считал, что именно кто-то из слуг улизнул с драгоценностями. 
Слуги ничего существенного нам не сказали. Они ничего не знали ни про ключ, ни про драгоценности и никому про них не говорили. Я не очень поверил этим словам. Обычно в больших домах слуги узнают все, а потом рассказывают всем родственникам и знакомым. Это все потому, что господа редко замечают своих слуг, а зря. Если бы за слугами получше следили, у них не было бы возможности выведывать самые сокровенные тайны господ. 
На этом мы с Кроном решили закончить. Мадлен оставалась в этом доме, а мне нужно было устраиваться в гостиницу. 
-- Ваш ужин в столовой, мадам! - важно произнес лакей. 
-- Спасибо, но, по-моему, сейчас время завтракать, - сказала она. 
Красотка была права. На улице уже совсем рассвело. Она предложила нам позавтракать с ней, но мы вежливо отказались. 

Мы покинули дом, который в утреннем свете не стал выглядеть лучше. Крон ворчал всю дорогу:
-- Как мне надоели эти вечно всем недовольные аристократы! Стоит только копнуть, они сразу же пекутся о своей чести! Вели бы себя как положено, и не пришлось бы честь спасать! Можно подумать, мне приятно вытягивать из них всю подноготную. 
-- Мне это дело с кражей кажется довольно подозрительным, - сказал я. 
-- Чего тут подозрительного? - удивился Крон. - Самая обычная кража. 
-- Интересно, почему задержали мсье Г-М младшего? Почему столкнули с лестницы его папашу? Действительно ли Манон Леско ездила к своему другу? И что это за друг? 
-- Она ездила к любовнику! - проворчал Крон. - Наставила рога своему маркизу, которого в это время, скорее всего, задержал дозор за пьянство. Все они потом орут: я не виноват, я не виноват!
-- А все-таки разузнайте поподробнее о похождениях Манон Леско, де Грие и маркиза Г-М, - посоветовал я. - И было бы очень хорошо отыскать обиталище этого де Грие и провести там обыск. Вдруг юная красотка стащила драгоценности и спрятала их у любовника. Всяко бывает. И еще, будьте добры, проверьте не заказывал ли Грие на тот вечер экипаж, может, они сначала хотели удрать. Но после убийства поняли, что это им не выгодно. 
Крон задумался. 
-- В ваших словах что-то есть, - согласился он. - Надо проверить. 

На следующий день я вновь встретился с Кроном. 
-- Вы оказались правы по поводу Манон Леско и де Грие, - сказал он мне. - Они мошенники. Пытались облапошить покойного Г-М, но он раскусил их замысел и заточил по тюрьмам. Не удивлюсь, если они имели на него зуб. 
-- А сын убитого? Про него что-то известно? - просил я. 
-- Он тоже постоянно попадал в нелицеприятные истории. У него частенько были неприятности с моими коллегами, - ответил полицейский. - Отца ненавидел и боялся. 
-- Мне кажется, что убийца кто-то из этой троицы, - предположил я. 
-- Убийца? - переспросил Крон. - Вы хотели сказать, вор?
-- По-моему, старик упал с лестницы не случайно, - пояснил я. - Надо бы поговорить с этим де Грие. 
-- Именно это я сейчас и намереваюсь сделать, - ответил полицейский не без важности. 
Грие встретил нас приветливо, по его физиономии мы поняли, что он ни о чем не догадывается или же старательно делает вид. Он внимательно выслушал Крона, который вкратце пересказал ему о событиях пошлой ночи. 
-- Как Манон? - спросил молодой человек. - Что с ней?
-- С ней все хорошо, - отмахнулся полицейский. - Где вы были той ночью?
-- Здесь, - ответил Грие. 
-- И ваша... приятельница тоже была с вами? - спросил Крон. 
-- Да, я попросил ее приехать, - ответил молодой человек. - Она была со мной. 
-- Кто-то может подтвердить ваши слова? - задал лейтенант провокационный вопрос, надеясь получить отрицательный ответ. 
Но шевалье его разочаровал. 
-- Это может подтвердить мой друг Тиберж, - ответил Грие. - Если вы подождете, то сможете увидеться с ним. 
-- Мы подождем, - зловеще произнес Крон. - У вас есть вопросы к этому мсье? - обратился он ко мне. 
-- Вы любите Манон Леско? - задал я неожиданный вопрос. 
-- Да! - с жаром ответил юноша. 
Он принялся красочно описывать нам свои чувства к этой особе, пока полицейский сурово не остановил его словами: 
-- Мы поняли!
-- Наверное, вам очень тяжело, что ваша возлюбленная сейчас с другим? - продолжал я. - Как же вы это допустили?
-- Она не выносит бедность, - печально ответил Грие. - Конечно, она мало привязана к деньгам, они для нее не цель, а средство. Манон старается раздобыть деньги, чтобы сейчас же их тратить, чтобы жить весело и беззаботно. 
-- И вы смирились? - спросил я. - А у вас не возникало желания самому заработать эти деньги?
-- Конечно, возникало, - проворчал Крон. - Он стал карточным шулером, мошенником и совершал всякие противозаконные делишки. 
-- Это все ради нее! - в оправдание воскликнул Грие. 
-- По-моему, вы дурак, - усмехнулся полицейский. - Вы человек из знатной семьи, закончили богословский факультет в Сорбонне, получили сан аббата, и начали творить черт знает что из-за этой девицы! Удивляюсь, как ваш отец не отрекся от вас. 
Я остановил Крона, который уже начал перегибать палку. Наш разговор прервал визит Тибержа. 
-- Это вы Тиберж, друг шевалье де Грие? - спросил его полицейский. 
-- Да, это я, - ответил Тиберж. 
-- Вы можете подтвердить, что этот человек вчера всю ночь находился дома? - спросил Крон. 
-- Могу, я был я ним, - ответил тот. 
-- А некая Манон Леско тоже была здесь? - задал Крон новый вопрос. 
-- Да, - спокойно ответил Тиберж. 
-- Большое спасибо, - поблагодарил Крон. - Вы сможете подтвердить ваши слова под присягой?
-- Конечно, - ответил тот, даже не дрогнув. 
-- Очень хорошо, - сказал Крон. - Тем не менее, мсье Грие, мои люди проведут у вас обыск... на всякий случай. 
Грие возражать не стал. По приказу лейтенанта двое полицейских принялись за дело. Они весьма умело справились со своей работой, но ничего не нашли. Как положено в таких ситуациях, Крон извинился за предоставленное беспокойство и удалился. 
Пока проводился обыск, я спросил у Тибержа разрешения переговорить с ним по одному важному делу. Молодой человек согласился. Он предупредил меня, что через два часа будет дома. Я записал его адрес, и мы договорились о встрече. 
-- Странный какой-то этот Тиберж, - поделился Крон своим мнением. - Кстати, среди лиц, заказавших экипаж на тот вечер, было его имя. 
После беседы с господами, я вернулся к Мадлен, которая, как обычно при встрече, бросилась мне на шею. 
-- Что вы узнали? - спросила она. - Я знаю, что вы ходили куда-то с Кроном? 
Я ей пересказал нашу беседу с Грие и его другом. 
-- Выходит, они не могут быть убийцами! - с сожалением в голосе воскликнула Мадлен. - У них хорошее алиби. 
-- Я бы не спешил вычеркивать их из списка, - возразил я. 
-- Почему? - удивилась красотка. - Я уверена, что кражу совершили посторонние грабители!
-- Дорогая, посторонние грабители вряд ли бы знали, где хранятся фамильные драгоценности, - возразил я. - Уверен, что тут замешен кто-то из этих четверых. 
-- Четверых?
-- Да. Это: Манон Леско, шевалье де Грие, молодой Г-М и, наконец, друг Грие Тиберж. 
-- Вы правы, - кивнула Мадлен своей красивой головкой. - Каждый из этих людей мог совершить кражу. Только Тиберж...
-- Он лучший друг де Грие, - ответил я. - Возможно, шевалье что-то рассказывал ему, и Тиберж решился на кражу. Вполне вероятно, обеспечив алиби Грие и его даме, он обеспечил алиби себе. Парочке аферистов не хотелось очередных проблем с полицией, и они попросили Тибержа обмануть стражей закона, а тот, понимая, что это принесет ему выгоду, радостно согласился. 
-- Прекрасно! - Мадлен захлопала в ладоши. - Надо сказать Крону, чтобы он арестовал его!
-- Не торопитесь, милая, - остановил ее я. - Это всего лишь гипотеза. Выводы относительно этого человека делать рановато, я даже не знаю о нем ничего. Я собираюсь побеседовать с ним наедине. 
-- А старика они, наверное, случайно толкнули с лестницы, - предположила красотка. 
-- Кто знает, - вздохнул я. - Может, и не случайно. У Манон Леско и шевалье де Грие были с ним натянутые отношения. Старик хотел вновь заточить их в тюрьму. А сынок его ненавидел и боялся, он с нетерпением ждал того дня, когда папочка представиться в мир иной. Только у Тибержа нет мотивов... хотя... Если они с Грие верные друзья... Хороший друг, чтобы спасти своего приятеля от тюрьмы, может пойти и на убийство. Что-то подобное было в моей практике. 
Я решил съездить к Тибержу немедленно. Увы, красотка не смогла составить мне компанию. 
-- Мне придется играть в мяч с дураком Г-М! - вздохнула она. - Честно говоря, играет он отвратительно. И очень обижается, когда проигрывает. 
-- А Манон Леско не может составить ему компанию? - спросил я. 
-- Нет, она не умеет, - ответила красотка. - Оставьте нам своего пса Герцога, он будет приносить мячи. Г-М частенько забрасывает их в кусты. Этот тупица не может пустить мяч ровно, он у него летит куда-то в сторону, даже не достигнув меня. Искать их тяжело. Слуги у него лентяи, они ищут мячи часами, вернее, делают вид, что ищут. А ваш пес любит бегать за мячами и сможет быстро их найти. Хотя, он такой ужасный! 
Герцог воспринял слова Ренар, как комплимент и завилял пушистым хвостом-колечком. Он даже попытался лизнуть ее руку, но красотка отскочила в сторону. 
- А вот и маркиз, - вздохнула Мадлен. - Какие муки я терплю ради дяди. 
Перед нами появился Г-М с ракетками, за ним шел слуга с корзиной, полной мячей. Маркиз сухо поздоровался со мной и галантно раскланялся перед Мадлен. 
-- Это большая честь, вы согласились поиграть со мной в мяч! - воскликнул Г-М. 
-- Я знаю, - отмахнулась Ренар. 
-- Это большая честь для меня! - пояснил маркиз. 
-- И я о том же, - очаровательно улыбнулась красотка. 
Г-М взял ее под руку, и они направились в сад, где была прекрасная площадка для игры в мяч. Герцог побежал за ними, он понял, что ему уготована важная роль в этой игре. Ренар обернулась и весело помахала мне ракеткой. 
-- Я выиграю! - закричала она. 
-- Мы слишком самоуверенны, мадам! - обиженно проворчал Г-М. 

-- Я бы хотел поговорить с вами о мсье де Грие и мадмуазель Леско, - пояснил я Тибержу цель своего визита. - Вы ведь их друг. Мне бы хотелось узнать об этих людях поподробнее. 
-- Грие неплохой человек, - сказал Тиберж. - Стечение обстоятельств заставило его ступить на скользкую дорожку. Но Грие всегда был праведным человеком с высокими моральными принципами.
Мне в это с трудом верилось, но я решил не возражать.
-- Никто не вправе его осуждать, - продолжал Тиберж с вдохновением. - Наоборот, он достоин восхищения. Ради любви он отказался от карьеры, положения в обществе, семьи! 
-- Действительно, смело, - согласился я. - Но многие в наши дни назвали бы его идиотом. 
-- Вы правы, - согласился Тиберж. - Будущее Грие было ясным, но он встретил эту девушку и все пошло наперекосяк. 
-- А что вы можете рассказать об этой девушке? - спросил я.
Я уже приготовился услышать массу нелестных замечаний в адрес Манон Леско, которая сбила с пути истинного такого хорошего мальчика. Обычно так праведные друзья говорят о возлюбленных своих согрешивших приятелей. Но я ошибся. 
-- Эта девушка редкой красоты и обаяния, - произнес он вдохновенно. - Когда я первый раз ее увидел, я был поражен. Неудивительно, что мой друг попался в ее сети. Ее облик может заворожить любого. 
-- Судя по всему, вы к ней хорошо относитесь? - спросил я. 
-- Мне ее жаль, - вздохнул Тиберж. - Она любит роскошь, развлечения, но не может этого себе позволить, поэтому ведет беспутную жизнь. Бедная девочка. 
-- А вы знаете, что ваши друзья под подозрением? - спросил я. 
Тиберж вздрогнул. 
-- Вы подозреваете их в краже? - спросил он. 
-- И в краже и в убийстве, - ответил я. 
-- Убийстве!? - Тиберж смотрел на меня, как на призрак. 
Я не счел нужным объяснять причины моих подозрений, я поблагодарил его за беседу и удалился, обдумывая слова этого человека. Этот Тиберж какой-то странный, от таких всего можно ожидать. 

Когда я вернулся, Мадлен все еще играла с Г-М в мяч. Мой пес Герцог бегал по площадке с громким лаем, ожидая, когда мяч упадет на землю, чтобы скорее утащить его. К радости Герцога, это случалось довольно часто. Красотка была прекрасным игроком, чего нельзя было сказать о маркизе. При виде меня Мадлен бросила ракетку на землю и изящно помахала мне рукой. 
-- Надоело! - крикнула она маркизу и побежала ко мне. 
-- Мадлен, я хочу отыграться, прошу вас! - взмолился Г-М. 
Но Ренар отмахнулась от него. 
-- Как я устала! - простонала красотка, поправляя растрепанные светлые волосы. 
Мы уселись на скамейку в тени. Мадлен сбросила туфли и вытянула ноги. Прибежала Дорина, которая заботливо принесла своей госпоже прохладительный напиток. 
-- Очень кстати! - похвалила Мадлен. - Ты всегда знаешь, в чем я нуждаюсь. 
-- Только, прошу вас, пейте маленькими глотками, - сказала камеристка. - Иначе простудитесь, и ваш дядя меня четвертует.
Мадлен пожалела Дорину и выполнила ее просьбу.
-- Как успехи? - спросила меня Ренар. 
Я пересказал ей разговор с Тибержем. Красотка внимательно меня выслушала. К нам прибежал Герцог, который опять что-то приволок. Я взял этот предмет, коим оказался сломанный стилет. 
-- Господи! Неужели этой штукой кого-то зарезали? - испугалась Мадлен. 
-- Где ты это нашел? - спросил я пса. - Покажи. 
Герцог с собачьей радостью выполнил мою просьбу. Он привел нас к кустам у дома. 
-- Мадлен, это окна комнаты, где хранились бриллианты? - спросил я, указав на окна расположенные над кустом, где Герцог нашел стилет. 
Ренар подняла головку. 
-- Вы правы, - ответила она. - Это комната Г-М. 
-- Возможно, этим предметом взломали комод, а потом выбросили его в окно, - предположил я. 
-- Что вы тут делаете? - спросил нас прибежавший Г-М. 
Мадлен рассказала ему о моей догадке. Маркиз взял нож, повертел его в руках. 
-- Это мой стилет! - воскликнул он. 
-- И что? - спросила Мадлен. 
-- Скорее всего, воры решили использовать нож мсье для взлома, - ответил я. - Потом выбросили его в окно. 
-- А ключ? - вспомнила Ренар. - Зачем им надо было ломать, если был ключ?
Я пожал плечами. Ответа я не знал. 

Я спросил у маркиза разрешения переговорить с его пассией Манон Леско. Мою просьбу маркиз поначалу принял в штыки, но потом все же согласился. 
На Манон Леско я произвел впечатление ничем не примечательного серого человека, которого вряд ли стоит удостоить вниманием. Но так как я занимал важный пост, то она решила, что отказывать мне в беседе не стоит. 
-- О чем вы хотите со мной поговорить? - спросила она. - Я вроде бы все рассказала полиции. 
-- Мне бы хотелось поговорить о вашем отношении к шевалье де Грие, - сказал я. 
Леско посмотрела на меня с удивлением. 
-- Разве это важно? - спросила она. 
-- Вполне возможно, - ответил я коротко. 
-- Мне очень трудно было обманывать его, - вздохнула Манон. - Но я не могу жить в бедности! Я хочу быть счастливой. Увы, я не принадлежу к числу женщин, которые могут получить счастье любви в нищете. Но я не отношусь и тем, кто старательно преумножает свое богатство. Деньги мне нужны, чтобы тот час же тратить их, я к ним не испытываю никакой привязанности. 
Говорила она об этом легко и непринужденно. В ее голосе, манерах, внешнем облике угадывалась опытная сердцеедка. Она одновременно производила впечатление и наивной и умной девушки. Красавицей Манон Леско я бы не назвал, но благодаря своему обаянию она выглядела очаровательно. 
-- Я живу одним днем, - продолжала девушка. - Меня не интересует, что будет завтра. Я не люблю планировать, думать о будущем! Зачем? 
-- Все жизненные вопросы, вы тоже решаете быстро? - спросил я. 
-- Да, - гордо ответила Леско. - Я не люблю долго раздумывать!
После разговора с мадмуазель Манон Ренар спросила меня:
-- Зачем вы задавали ей такие странные вопросы?
-- Мне хотелось получше узнать, что собой представляет эта дамочка, - ответил я. - Теперь у меня есть кое-какие представления... 
Я составил список наших четырех подозреваемых, в котором подробно расписал их характеры. При помощи этого списка я осмелился предположить, как эти господа могли совершить кражу или убийство. 

Манон Леско особа ветреная, немного тщеславная, любит роскошь, всегда живет одним днем. Если бы она решилась на убийство, то совершила бы его, не задумываясь о последствиях. Такие люди часто идут на неоправданный риск и проигрывают. Если бы мадмуазель Леско решила составить план убийства или кражи, то не продумала бы его до конца, никогда бы не взвесила все "за" и "против". В качестве подтверждения можно привести ее с де Грие неудачную попытку облапошить старого маркиза. Это был ее план, наскоро состряпанный, не обдуманный и слишком рискованный. Девушки ее типа думают, что весь мир вертится вокруг них, они считают, что все им простят и очень удивляются, когда понимают, что это не так. Живя одним днем, они не думают о последствиях. Манон могла просто придти мысль - убить маркиза, и в следующий же миг она могла осуществить этот план, не думая о том, что ее ждет. Точно так же она могла придумать и осуществить план кражи драгоценностей. 
Шевалье де Грие человек благородный и честный, мошенничество, аферы не его призвание. Он был лучшим учеником в Сорбонне на богословском факультете, блестяще сдал экзамены, получил сан аббата. Почему он отказался от выгодной карьеры? Из-за любви. Люди его типа склонный пожертвовать ради предмета своей страсти всем, готовы принести в жертву даже себя самого. Они теряют свою волю и разум, начинают беспрекословно подчиняться своей любви. Бедняги больше ничего не видят вокруг себя, они видят только любовь, которая слепит их своим ярким светом. Ради Манон Леско де Грие мог совершить кражу и убийство. Но он человек более осторожный и осмотрительный, но, тем не менее, он, как и его любимая, не может до конца продумывать свои действия. Похоже, любовь затуманила его рассудок, лишила возможности рассуждать здраво. Такой человек может убить или украсть ради любви, даже если будет знать о том, что его за это повесят. 
Маркиз Г-М типичный молодой аристократ, который ничего не добился в жизни. Встречи с дамами непристойного поведения, попойки с друзьями, карты, долги - предел его возможностей. Родители таким людям внушают страх, но редко когда вызывают любовь. Г-М боялся отца и ненавидел его. Он мог совершить убийство из-за трусости. Возможно, он задолжал крупную сумму, которую отец отказался ему дать. Или же отец пригрозил выгнать его. Сынок также вполне мог решиться отправить папашу на тот свет ради наследства. 
Мсье Тиберж интересная персона. Все отзываются о нем, как о человеке праведном, благородном, друзья любят его за ум и отзывчивость. Можно, поверить, что это человек редкого благородства. Тиберж много раз вызволял Грие и Леско из разных неприятных ситуаций, и ни разу не упрекнул, ни разу не отказал. Он жалеет своего друга, который загубил свою карьеру, но он не ругает Манон, не винит ее в несчастьях Грие. Мне это кажется странным, обычно господа рады позлословить в подобных ситуациях. Он мог убить ради дружбы, ради спасения своего друга и его возлюбленной. По этим же причинам он мог пойти на кражу, чтобы его друзья смогли заполучить то, к чему стремились, зажить счастливо. Такие люди склонны жертвовать собой ради других и чувствуют себя при этом героями. 

Разобравшись с подозреваемыми я попросил Мадлен оказать мне услугу. Красотка задумалась.
-- Ну, смотря что, - ответила Мадлен глубокомысленно. - Если это не очень трудно. 
-- Я хочу провести эксперимент, - сказал я. - Попробуйте взломать стилетом шкафчик, где раньше были бриллианты. Не волнуйтесь, расходы на починку я беру на себя. 
Глаза Мадлен заблестели. 
-- Давно хотела попробовать себя в роли взломщика, - сказала она. - Я готова! Хоть сейчас!
-- Только как Г-М уговорить? - задумался я. - Он, наверняка, будет против. 
-- Ничего, я его уговорю, - махнула рукой красотка. - Я сейчас. 
Вернулась Мадлен через несколько минут. Судя по ее сияющему личику, я понял, что она очень довольна результатом. В руке Ренар держала стилет.
-- Маркиз согласен, - весело сообщила она. - Я пригрозила Г-М, что больше не буду играть с ним в мяч. Он сразу согласился, хотя поначалу отпирался. Только взламывать он велел вот этим. Это старый дешевый нож. 
Ренар гордо показала мне стилет и принялась за взлом. Я не ожидал, что у этой хрупкой особы что-то получиться. Но замок оказался слабее и сломался с первой попытки. 
-- У меня получилось! - обрадовалась Мадлен. - Замки в этих шкафах очень нежные... Кстати, а зачем вам это было надо?
-- Это, милая Мадлен, я вам потом объясню, - пообещал я. 
-- Всегда вы так! - надулась красотка. - Я так старалась!
Мы вышли из комнаты. В коридоре мы услышали громкие проклятья и вопли, доносившиеся откуда-то из передней. Мы поспешили туда. Я увидел своего пса, который сидел на лестнице и чесался.
-- Кто пустил сюда собаку? - возмутился Г-М. - Он бродит тут как у себя дома! Это чудовище! 
Герцог одарил аристократа взглядом, говорящим: "За собой следи!" 
-- Он сам залез, - ответила Мадлен. - Он шустрый. 
-- Безобразие! - закричал Г-М. 
-- Не волнуйтесь, - начал я успокаивать маркиза. - Сейчас я его уведу. Герцог, ко мне!
Герцог проигнорировав мои слова, подошел к столбику, на котором стояла изящная ваза из тончайшего фарфора и принялся изучать ее. 
-- Герцог, нельзя! - закричал я. 
Но было поздно. Мой пес со всей собачей силы толкнул ее, ваза упала и разбилась вдребезги. 
-- Черт знает что! - выругался Г-М. - Если вы судья, то это не значит, что ваше животное может тут безобразничать! - бросил он мне. - Ваша собака... 
Он не договорил. Среди осколков поблескивали разноцветные камешки. Мы опустились на колени и принялись рассматривать их. 
-- Это же украденные драгоценности! - воскликнул Г-М. - Это они!
-- А вы еще ругали моего пса, - укоризненно сказал я. 
-- Да, - согласилась Мадлен. - Извинитесь перед ним. 
Маркиз сделал вид, что не расслышал этих слов. 
-- Надо бы сообщить Крону, - напомнил я. 
Крон приехал незамедлительно. Таким счастливым я его давно не видел. Еще бы, дело разрешилась само собой. Он привез моему псу подарок - мешок костей за хорошую находку. 
-- Вы думаете, что дело закончено? - спросил я. 
-- Конечно, - ответил полицейский. - Драгоценности найдены. Наверное, старик их туда спрятал от сынка. 
-- А взломанный шкаф? А ключ? - поинтересовался я. 
-- Это уже не моя забота, - отмахнулся Крон. - Моя задача была отыскать драгоценности, и я их нашел. Остальное меня мало беспокоит. 
Я спорить не стал. Лейтенанта можно было понять, у него кроме этого было полно других преступлений. Мне же оставалось разгадать эту загадку самому. 
-- Вы не могли бы помочь мне? - попросил я Крона. 
-- Конечно! - уверенно ответил тот. - Вы меня столько раз выручали!
-- Вы можете узнать имена тех, кто задержал молодого Г-М в тот вечер, - попросил я. 
-- Это можно, - ответил полицейский. - Г-М фигура заметная, наверняка, кто-то видел людей, которые притащили его в тюрьму.

Нахождение драгоценностей заметно подняло настроение маркизу. Мадлен, шутя, заметила, что у него двойной праздник: папаша представился, и бриллианты нашлись. 
Остаток дня мы посвятили уже порядком надоевшей игре в мяч. Мы играли вчетвером: Мадлен, Г-М, я и Леско, которая изъявила желание научиться этой игре. Она играла в паре со мной и для первого раза показала неплохие результаты. Игра шла с переменным успехом, и неизвестно кто кого бы обыграл, но тревожные новости прервали наше развлечение. 
-- Письмо для мадмуазель Леско, - сообщил лакей. - Его передал какой-то неизвестный. Сказал, что срочно. 
Манон пожала плечами. 
-- Может, это от Грие? - с нескрываемым недовольством спросил Г-М. - Ему опять плохо? 
-- Не волнуйтесь, сейчас вы это узнаете, - успокоила его Ренар. - Дайте только мадмуазель прочесть это письмо.
Маркиз пробормотал что-то себе под нос. 
-- Что в письме? - заинтересовалась Мадлен. 
-- Глупости! - возмущенно воскликнула Леско. Она смяла письмо и швырнула его на землю. - Дурацкие шутки! 
Но маркиз Г-М проворно поднял письмо, ему не терпелось узнать его содержание. 
-- Сейчас будет большой скандал, - шепнула мне Мадлен. 
На этот раз красотка ошиблась. Маркиз не собирался скандалить, наоборот, он подошел к любимой и обнял ее. 
-- Не волнуйтесь, я смогу вас защитить, - сказал он девушке. 
-- Так что же в письме!? - вскричала Ренар, теряя терпение. 
-- Какой-то шутник грозиться меня убить, - пояснила Леско. - Глупо. 
-- Мне это не кажется глупым, мадмуазель, - возразил я. - Все может быть очень серьезным. 
-- Но кому может понадобиться меня убивать? - удивилась девушка. 
-- Это могут быть отвергнутые поклонники или дамы, у которых вы увели женихов, - пояснил я. 
-- Господи! Вы меня пугаете, - сказала девушка. - Я не помню никого, кто бы затаил на меня злобу. А уж тем более желал моей смерти. 
-- Обычно эти люди не показывают своих чувств, - ответил я. 
-- Хватит пугать ее! - перебила меня Мадлен. - Думаю, Г-М сможет защитить Леско. Но мне кажется, что это письмо - шутка соседских детей. Обычно ребятишки любят писать подобные вещи и рассылать соседям. 
Я не разделял их спокойствия, слишком часто на моей памяти подобная беспечность приводила к пагубным последствиям. Но я не исключал такой возможности, что это письмо мадмуазель Леско написала сама, чтобы запутать нас. 
Когда я вернулся в гостиницу, мне передали письмо от Крона, в котором полицейский рассказывал, что нашел людей, арестовавших Г-М. Крон их припугнул, и они сознались в том, что задержали аристократа по просьбе Грие, который им за это заплатил. 

На следующее утро я узнал от Мадлен, что мои опасения по поводу Манон Леско подтвердились. 
-- Вы как всегда все угадали! - сообщила она с порога. - Мадмуазель Леско пытались убить. В нее стреляли, но, к счастью, промахнулись. 
-- Как это было? - спросил я. 
-- Вечером, когда Леско укладывалась спать раздался выстрел. Кто-то стрелял из сада. Манон говорит, что пуля просвистела мимо ее плеча. Ее служанка подтверждает эти слова. К счастью охрана схватила этого человека, когда он пытался прелесть через изгородь. Им оказался Тиберж!
Мадлен торжествующе посмотрела на меня. 
-- Тиберж? - удивленно переспросил я. 
-- Да, вы были правы, когда подозревали его, - сказала Мадлен. - Он во всем признался.
-- Признался в чем? - попросил уточнить я. 
-- В том, что хотел убить Манон Леско и в том, что убил старика Г-М. 
-- Зачем он это сделал? - спросил я. 
-- Говорит, ради друга, - пожала Ренар плечиками. - По-моему, он не совсем нормальный. 
Я не стал спорить с Мадлен. Нужно было поговорить с Тибержем самому. 

Тиберж не был похож на загнанного в угол человека. Он был удивительно спокоен. 
На его усталом лице не было отражено никаких эмоций. 
-- Зачем вы совершили этот поступок? - спросил я. 
-- Я сделал это ради друга. Сначала я убил маркиза, чтобы спасти Грие от тюрьмы. Этот старикашка хотел вновь заточить его. Потом я попытался спасти Грие от этой девицы, которая поработила его. Она отвратительна!
-- Странно, очень странно, - пробормотал я. - В прошлый раз вы по-другому отзывались о мадмуазель Леско. 
-- Я вас тогда обманул, - пояснил Тиберж. - На самом деле я хотел убить эту ужасную девицу. 
-- Я слышал, вы хороший стрелок, - сказал я. - Странно, что вы промахнулись. 
Тиберж промолчал. 
-- Вы не могли совершить убийство старого маркиза! Вы не могли предпринять попытку убить Манон Леско! - возразил я. 
-- Почему это? - удивился тот. 
-- Потому что вы любите эту девушку! - ответил я. - Я помню, с каким восхищением вы говорили о ней, и эти слова были искренни. Ваше доброе отношение к мадмуазель Леско удивило меня, ведь обычно праведные друзья нелестно отзываются о любовницах своих друзей. 
-- Да, я люблю ее! - ответил Тиберж. - Поэтому я и хотел ее убить! Мне было больно осознавать то, что она находиться в объятьях другого. 
-- Опять вы пытаетесь меня надуть! - возмутился я. - Своим действием вы окончательно убедили меня в одной моей догадке. Теперь я знаю, кто убил старика. 
-- Это я! - настаивал на своем Тиберж. 
Я покачал головой. 
-- Это сделала Манон Леско, - ответил я. - Они с Грие разработали очередной очень рискованный и глупый план кражи драгоценностей. Подкупив полицейских, которые должны были задержать Г-М младшего, парочка аферистов была уверена, что им ничего не грозит. Старик Г-М уехал, ленивые слуги ушли спать. К тому же у мадмуазель Леско был ключ от шкафа, который она умудрилась стащить. Грие, как я предполагаю, ждал ее на улице с нанятым экипажем, который заказали вы, чтобы вашим друзьям было легче улизнуть. Но, увы, план не удался, старик Г-М вернулся слишком рано. Мадмуазель Манон столкнулась с ним на лестнице. Девушка сразу поняла, что пришла ее погибель. Маркиз Г-М имел полное право вновь заточить ее в тюрьму. И в тот миг у мадмуазель Леско созрел план убийства. Она схватила вазу со столбика и ударила ей старика. Этого было достаточно, чтобы маркиз испустил дух. 
Этот поступок характерен для мадмуазель Леско. Она делает все, не задумываясь о последствиях. Так очаровательная Манон поступила и в этот раз. 
Леско быстро поняла, что, убив маркиза, она еще не избежала опасности. Мертвый старик мог стать опаснее живого. Аферистка решила сделать все так, будто в доме побывали воры. Манон разбила окно, спрятала драгоценности в другой вазе, потом поднялась наверх и взломала шкаф стилетом, чтобы создать иллюзию грабежа, затем выкинула его в окно. При этом Леско обронила ключ. Девушка действовала быстро, и не задумываясь. Она сходу придумала этот план и тот час же осуществила. Может быть, в данной ситуации по-другому действовать было нельзя, но... более внимательный на ее месте не допустил бы таких ошибок... Потом она спряталась где-то до прихода полиции... Предупредила Грие... Я правильно рассуждаю, мсье?
Тиберж понял, что спорить со мной бесполезно. 
-- Вы дьявол, - сказал он мне. 
-- Вы решили спасти Манон Леско, - продолжал я, не обратив внимания на сей сомнительный комплимент. - Именно по этой причине вы совершили покушение на нее. Этими действиями вы хотели навести подозрения на себя, чтобы снять их с девушки. Я сразу понял, что вы не могли совершить ни убийство маркиза, ни покушение на мадмуазель Леско. План был слишком рискованным, а вы человек осторожный. Вы любите все взвесить и продумать. К тому же вы очень любите эту девушку. Вряд ли бы ее смерть принесла вам удовлетворение. 
-- Что вы теперь собираетесь делать? - поинтересовался Тиберж. - Вы предъявите Манон обвинение, чтобы вытащить меня отсюда? Нет, не делайте этого, прошу вас! 
-- Вы хотите пожертвовать собой ради этой непутевой мадмуазель? - спросил я. - А вы знаете, что вас могут повесить?
-- Да, но я этого не боюсь, - ответил Тиберж. - Главное, что она будет свободна!
-- Что ж, - вздохнул я. - Воля ваша. 
-- Кошмар! - воскликнула Мадлен, когда мы покинули Тибержа. - Вы действительно собираетесь выполнить его волю?
-- Для начала я бы хотел поговорить с Манон Леско и ее другом Грие, - ответил я. 
-- Вы будете стыдить их? Спросила Ренар. 
-- Что-то вроде этого, - ответил я. 
-- Может, теперь вы объясните, зачем мне пришлось взламывать комод? - напомнила Мадлен. - Я думаю, уже пора раскрыть мне все тайны!
-- Я хотел проверить сможет ли хрупкая молодая женщина взломать замок, - пояснил я. - Вы примерно одного сложения с мадмуазель Леско... 
-- А! Вы хотели узнать хватило ли сил у Манон Леско открыть замок стилетом! - поняла Мадлен. 
-- Совершенно верно, дорогая, - похвалил я. 

На этом я остановилась. Чем закончилась эта история, я не знала. Не долго думая, я решила разузнать обо всем у самого Робеспьера. Я пришла в Конвент во время перерыва между заседаниями и попросила Макса рассказать о судьбе Тибержа и его друзей. 
-- Светлана, неужели нельзя было подождать, - проворчал Антуан. - У нас важное заседание. - Нам сейчас нет дела до твоих глупостей. 
-- Сейчас перерыв, - возразила я. - Вам все равно делать нечего. 
-- Конечно, - вступился Макс за меня. - Я с удовольствием перескажу тебе конец этой истории... Тогда я решил выступить адвокатом Тибержа. Он не возражал, но очень просил меня повести дело так, чтобы результат был проигрышным. Тибержу, конечно, хотелось, чтобы его признали виновным. 
-- Это еще почему? - удивился Сен-Жюст. - Он что, совсем ненормальный?
-- Немного, - согласилась я. 
-- Но зачем ему надо был проигрывать дело? - спросил Антуан. 
-- Об этом, мой друг, ты узнаешь, прочитав новый рассказ Светик, - сдерживая улыбку, ответил Робеспьер. 
Он незаметно подмигнул мне. 
-- В течение судебного заседания, - продолжил Макс рассказ. - Я передал судьям письмо, в котором было написано признание Манон Леско. 
-- Представляю, какая рожа была у Тибержа, - хихикнула я. 
-- Да, глаза у него были круглые, - согласился Робеспьер. - Он не мог понять, в чем дело. Его, конечно, освободили. Был подписан ордер на арест Манон Леско и ее сообщника шевалье де Грие. Но слишком поздно, они уже плыли на корабле к берегам Нового света. Так я не дал погибнуть невиновному человеку и выполнил его просьбу - Манон Леско спаслась. 
Эти слова Робеспьер произнес с нескрываемой гордостью. Он очень любил временами потешить свое самолюбие. 
-- Интересно, что стало с ними потом? - задумалась я. 
-- Манон Леско и шевалье де Грие поженились. Но им пришлось бежать от преследовавшего их губернатора. Я не знаю, причины его ненависти к этой паре. Мадмуазель Леско... простите... мадам де Грие не вынесла тягот пути и умерла. Грие вернулся во Францию, что стало с этим мсье потом я не знаю. 
-- Эта история закончилась почти как роман Прево "Манон Леско", - вздохнула я. 
Зазвенел звонок, оповестивший о начале заседания. Мне нужно было идти. Я попрощалась с друзьями и поспешила к выходу. Сен-Жюст нагнал меня. 
-- Светик, пожалуйста, дай мне почитать твой рассказ, когда закончишь, - попросил он шепотом. 
Антуан огляделся по сторонам, чтобы никто не заметил его "унижения". 
-- Конечно, - радостно ответила я. 
Я кивнула Робеспьеру, который, улыбаясь, смотрел на нас. Он понял, что Сен-Жюст заинтересовался этой историей, но гордость не позволила ему попросить меня открыто. Ведь он всегда называл мои литературные труды глупостями и отказывался читать. 


Руденко Елена, июнь 2001г.