ОТЧЕ НАШ



- Жениться бы... - вздыхает порнографический писатель Пешков и тянется к ватрушке.
Не люблю женатых. Особенно порнографических писателей, верящих в большие светлые чувства. Пешков это знает.
- Может в театр сходим? - тем не менее говорит он. Я скажу "нет", и одинокая писательская судьба будет предрешена: остановка, автобус к черту на рога, пятый этаж, две комнаты (одна проходная), ужин себе, ужин кошке...
- Нет, - говорю я. - Театры, кино, кафе, рестораны... Все грех и суета. Мне на днях один иконописец сказал. Вот. Пойдем лучше к нему. Он тебе, растлителю человеческих душ, все объяснит. Ты крещеный?
- Не, - отвечает Пешков. - Я церковь не люблю. У меня на запахи аллергия, а у них ладаном воняет и вообще... Но давай сходим. А он тебе кто?
- Он мой любимый знакомый художник, - туманно поясняю я на ходу.
Пешков тормозит у ларьков:
- Что брать-то? Водку?
- Ты что - водку среди недели! Иконописцу!
- А, он подшитый, да? Нет? Ладно... Девушка, три "Крюгера", пожалуйста!
.....................................................................

- Знакомьтесь. Степан Михайлович, иконописец. Олег Пешков, порнографический писатель.
Степан Михайлович улыбается светло, моргает часто-часто:
- Так уж и порнографический? Свят-свят... Господи, прости... Ну, проходите...
По стенам иконы. И мебель есть: стол, стулья, кровать. Натюрморты.
- О, - говорит Пешков, глядя в угол. - Какое ню!
Хозяин моргает, улыбается, краснеет:
- Был грех, был грех... Ничего, сейчас...
Портрет поворачивается лицом и телом к стене. Садимся за стол. Хозяин мелко крестит пиво, сгущенку, консервный нож:
- Отче наш, иже еси на небеси... Господи, благослови!.. Нет, а вы правда... порнографический? Нет-нет, мне вообще-то об этом и слышать нельзя... Я аскет... А о чем вы пишете? Ой! Нет, ну... А с собой рассказов нет? Нет?
- А у меня "СПИД-инфо" есть, - говорю я.
- Ах! - ахает Степан Михайлович. - убери, грех-то... Нет, ну... Ну... Ну, дай посмотреть... На секундочку... Ух, ты... Господи, помилуй мя, грешного... А пиво кончилось? У меня водка где-то оставалась... По чуть-чуть, а?
......................................................................

- Славный вечерок, - прощается хозяин через пару часов, - Ну, ладно. Тут ко мне еще должны прийти... Прийти должны тут ко мне...
- Кто? - ревную я.
- Да там... Из зарубежной церкви... Только это тайна - тс-с-с...
....................................................................

Мы идем по городу.
- Врет он все, - говорит Пешков и сплевывает вбок.
- Что - все?
- Дура ты, - говорит Пешков. - Ты у него "СПИД-инфо" забыла. Давай вернемся, а?
- Так это... зарубежная церковь там... нельзя...
Пешков заходит в телефонную будку:
- Какой у него номер?.. Церковь у него зарубежная... Алло... На, послушай... Девушка, а Степан Михалыч? А когда? Нет, ничего... Я газету забыл... А вас как зовут? Очень приятно, Света.. Света ее зовут, поняла?
Полчаса спустя мы звоним в дверь мастерской. Мы слышим визг, музыку, потом шаги к двери, потом от двери.
Еще полчаса спустя хозяин, приоткрыв дверь, просовывает нам "СПИД-инфо".
- Сволочь, - говорит Пешков, глядя на часы. - На автобус опоздал.
Мы выходим под ясные звезды. Я опять теряю веру в человечество.

г. Томск